Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Боровский Николай

Боровский Николай

Группа 
Политические преследования
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
Острошицкий Городок Минского района
Проф. деятельность  
-
Лагерь и место 
Лагерь смерти Тростенец
Судьба 
Убит в 1943 г. в Тростенце
Тип отчета 
Семейная история

Биографический портрет Николая Боровского

Пиляева Ирина Викторовна, студентка 2-го курса исторического факультета, Белорусский Государственный университет

Научный руководитель: Пиляева Галина Геннадьевна, учитель ГУО «Тростенецкая средняя школа»

Введение

В каждом белорусском городке и селении есть места, связанные с историей Великой Отечественной войны. О ней напоминают многочисленные обелиски, мемориалы, памятные доски, рассказывающие о героической борьбе советских людей с немецкими захватчиками. Есть памятники, свидетельствующие о трагической судьбе мирных граждан, ставших жертвами целенаправленного уничтожения. В одном из таких трагических мест, деревне Тростенец, в окрестностях которой располагались сразу несколько мест массового уничтожения людей (лагерь смерти Тростенец, Благовщина, Шашковка), родилась и живу я. Мои односельчане-старожилы являются свидетелями массового уничтожения нацистами людей. Они не любят вспоминать о том страшном времени, их рассказы скупы и немногословны. Но именно они вызвали у меня стойкое желание изучать трагическую историю лагеря. Учась в Тростенецкой средней школе, я увлеклась поисковой работой, как и мои друзья, проводила экскурсии по школьной экспозиции «Стена памяти жертв лагеря смерти Тростенец». Став студенткой исторического факультета БГУ, я продолжаю заниматься краеведческой работой, сотрудничая не только с волонтерами отряда «Поиск» Тростенецкой СШ, но и с Исторической мастерской имени Л. Левина Минского международного образовательного центра имени Й. Рау.

Недавно я побывала в Острошицком Городке Минского района, где посетила Музей боевой славы, созданный в местной школе еще в 1965 году. Информация о подпольной борьбе, которую вели с фашистскими захватчиками учителя и ученики Острошицко-Городокской школы, стала для меня настоящим открытием, в особенности тот факт, что восемь юных активистов школьного подполья и их учитель были сожжены в лагере смерти Тростенец незадолго до освобождения. Меня потрясла судьба самого молодого подпольщика — Коли Боровского, моего ровесника, убитого в Тростенце в 1943 году. В своей конкурсной работе я решила подробнее изучить историю его жизни и борьбы с оккупантами.

Вместе с моим научным руководителем мы несколько раз приезжали в Музей боевой славы: ознакомились с архивами, сделали копии отдельных фотографий и документов, провели интервьюирование нынешнего руководителя музея. Т. А. Грушина предоставила нам для ознакомления книгу Ольги Симоновой «Мы будем жить», в основе которой лежат подлинные события, происходившие в Острошицком Городке в годы войны. В книге мне встретилась знакомая фамилия Стефуткин (так звали одного из юных подпольщиков). Такая же фамилия у моей бывшей учительницы белорусского языка. Оказалось, что родня ее мужа — близкие родственники Коли Боровского. Я встретилась с двумя из них и записала их воспоминания. Затем я внимательно изучила хронику «Память» Минского района, где нашла документальные сведения о школьном подполье Острошицкого Городка. Все эти источники информации позволили мне составить биографический портрет Коли Боровского, юного подпольщика, ставшего жертвой лагеря смерти Тростенец.

Довоенная жизнь

Николай Боровский родился в 1927 году в местечке Острошицкий Городок Минского района. Мальчик, рано потерявший отца, рос самостоятельным и трудолюбивым. Коля жалел свою мать, всегда и во всем помогал ей. До войны Николай окончил шесть классов Острошицко-Городокской средней школы. По воспоминаниям учительницы биологии Л.Н. Шестаковой, «это был небольшой, круглолицый, очень подвижный, сообразительный мальчик» [5]. Коля Боровский был пионером-активистом, пользовался авторитетом у учеников. Николай отлично рисовал, особенно карикатуры, а также имел красивый голос, любил петь и танцевать. Учительница И. К. Чурко вспоминает, что Коля «был очень живой, насмешливый, но без подхалимства. Учился он отлично, так же и вел себя. У него несомненно был сценический талант комика. Ни одна постановка не обходилась без Коли. Помню, с каким удовольствием мы смотрели пьесы в его исполнении, поставленные школьной самодеятельностью» [4]. Лариса Леонтьевна Короткая, учительница русского языка и литературы, руководитель драмкружка, возглавившая в годы войны школьное подполье, поясняет, что в театральной деятельности участвовали только старшеклассники, но на репетиции приходили и ребята помоложе. Среди них был и Коля Боровский, который присутствовал почти на всех занятиях. Когда репетировали драму К. Крапивы «Партизаны», никак не могли подобрать исполнителя роли деда Бадыля. «У сцэнах з удзелам Бадыля мы па чарзе чыталі тэкст. І раптам на адной з рэпетыцый за Бадыля ўставіў рэпліку Коля, прычым так удала, што мы адразу ж аддалі яму гэту ролю» [1, с. 435], — вспоминает Л. Н. Короткая и отмечает, что у Коли оказался яркий артистический талант, в этом качестве его вскоре узнали и полюбили в городке.

Война

Началась война. Накануне прихода учителя, комсомольцы и пионеры школы по распоряжению завуча К. И. Шестакова ночью зарыли в саду самое ценное школьное имущество: приборы, пособия, книги. Наутро школу заняли гитлеровцы, они вынесли все оставшиеся учебники, карты, книги, документы, бросили их на клумбу с цветами и подожгли. Этот жуткий костер возмутил людей. Школу закрыли, в ней разместилась комендатура.

Вскоре сформировалась и сразу же начала действовать школьная подпольная организация. Почти все члены литературно-драматического кружка стали подпольщиками, в их числе был и Коля Боровский. Хотя подросток был младше всех, ловкости и смелости ему было не занимать: любое поручение он выполнял качественно и ответственно. Физически сильный Николай отлично плавал, быстро бегал, умел неслышно проползти под носом у солдат. Коля стал незаменим в сборе информации: устроившись на работу помощником пастуха, а затем разнорабочим автодорожного участка, Боровский узнавал новости Острошицкого Городка и передавал их подпольщикам. Подпольщики Острошицко-Городокской школы приносили огромную пользу партизанам, собирая необходимые сведения, отправляя в лес медикаменты, одежду, продукты питания. Коля Боровский и его товарищи-подростки собирали и прятали оружие для передачи партизанам, распространяли листовки. Николай выполнил много важных поручений, не раз рискуя собственной жизнью, проявляя выдержку и находчивость.

Однажды с двумя старшими товарищами, которые работали шоферами в дорожном отделе, Коля Боровский угнал немецкую автомашину с оружием и доставил ее прямо в лес. Так он стал партизаном отряда им. Ворошилова бригады им. Фрунзе. У Николая началась новая боевая жизнь, он ходил на задания, участвовал в разгроме немецкого гарнизона. Боровского ценили в отряде: он был смелым и надежным разведчиком.

Летом 1943 года пришла беда. «Однажды около деревни Беларучи, — пишет в своих воспоминаниях Л .Н. Шестакова, — Коля был схвачен немцами. Жестоко и долго били Колю, допытываясь место стоянки отряда. Коля молчал. Его привезли в Острошицкий Городок, опять били, допытываясь имена связных с партизанским отрядом. Но Коля молчал. Измученного, избитого, вывели его из сарая, повесили на грудь доску с надписью: «Я – бандит». Руки его были скручены проволокой, к которой был привязан звоночек. Это, видно, тот звоночек, которым он иногда звонил во время своего дежурства в школе, созывая ребят на урок. Колю вели немцы и полицаи по местечку… Жалобно звонил звоночек, когда он падал под ударами тяжелого кулака или бота» [5]. Очевидцы рассказывали, что жители городка плакали, видя, как истязают юношу-партизана, а его обезумевшая от горя мать металась во дворе своего дома [3]. Коля не плакал, не просил прощения, он все переносил с достоинством и спокойствием…

Избитого подростка увезли в Минск, в тюрьму, а оттуда в лагерь смерти Тростенец. Николай Боровский умер героем, никого не предав.

6 июня 1944 года были арестованы и позднее сожжены в лагере смерти Тростенец восемь комсомольцев-подпольщиков из Острошицкого Городка, товарищей Коли Боровского (Нина Стосуй, Люба Врубель, Тоня Стефанович, Люба Макейчик, Галя Прокофьева, Вера Хатковская, Рая Светлова, Аркадий Крученок) и один из руководителей подполья, любимый учитель Коли Кирилл Иванович Шестаков.

Заключение

Подвиг юных патриотов и их старших товарищей не забыт. Жители Острошицкого Городка чтят память о героях-подпольщиках: в сквере напротив бывшего здания школы установлен памятник учителям, ученикам и жителям Городка, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Пионерская дружина Острошицко-Городокской средней школы носит имя Николая Боровского. А теперь история подполья Острошицкого Городка и рассказ о судьбе Николая Боровского на основании собранных мною сведений войдет и в экскурсию по школьной экспозиции «Стена памяти жертв лагеря смерти Тростенец» Тростенецкой школы.

Список использованных источников

Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Мінскага р-на. — Мн.: БелЭн, 1998.

Симонова, О. И. Мы будем жить. — Изд. 2-е. — Мн.: Беларусь, 1971.

Стифуткин, А. Н., Тит, Т. Н. (в девичестве Стифуткина) [родственники Н. Боровского]. — Архив Тростенецкой СШ.

Чурко, И. К. [учительница Острошицко-Городокской средней школы]. Воспоминания. — Архив Музея боевой славы Острошицкого Городка.

Шестакова, Л. Н. [учительница Острошицко-Городокской средней школы]. Воспоминания. — Архив Музея боевой славы Острошицкого Городка.