Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Вселюбская Татьяна

Вселюбская Татьяна

Группа 
Рассовые преследования
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
Минск
Проф. деятельность  
Преподавательница
Лагерь и место 
Минское гетто
Судьба 
Спасена жителями г. Минска
Тип отчета 
Семейная история

Довоенная жизнь

Татьяна Вселюбская, в девичестве Гуревич, родилась 28 марта 1935 года в г. Минске. До войны Татьяна с родителями,  Калманом Гиллеровичем и Мерой Хаймовной Магид, и старшей сестрой 1932 года рождения проживали на улице Торговой.

Начало войны

На момент начала войны детский сад, который посещали  Татьяна, её двоюродный брат и сестра находился за городом, старшая сестра гостила у своей тёти, маминой сестры. Калману Гиллеровичу и Мере Хаймовне предоставилась уже в первый день войны возможность забрать свою дочь назад в Минск, но в целях предотвращения паники они, по совету сотрудницы сада, отказались от такой идеи. Вскоре отца Татьяны призвали на фронт, мать продолжала работать на заводе. После массивных бомбандировок города она попыталась добраться до Татьяны, но получив информацию от военных, что все дети эвакуированы, направилась к своей сестре в сторону Смоленска.

О своей эвакуации из дачи в Минск Татьяна вспоминает: »[…] нас на открытых платформах с дачи вывезли. По дороге, недалеко от Минска, железнодорожное полотно разбомбили немецкие самолеты. Нас высадили и отвели в лес, пообещав забрать после восстановления дороги, но позже, видно, забыли и уехали. Так мы, крошечные дети, остались только с воспитателями вдали от населенных пунктов. Когда пешком добрались до ближайшей деревни, там уже были немцы.« (О.М. Аркадьева, Л.Л. Геллер-Мартынова, К.С. Курдадзе, Д.И. Русаковская (сост.): ... На перекрёстках судеб, Минск 2001, с. 10) В конце концов детям удалось попасть в Минск с помощью знакомых родителям людей.

Жизнь в гетто

В гетто Татьяна попала вместе со своей тётей Иохай и её детьми. Там они все вместе расположились в бывшем здании школы. Татьяна Гуревич стала свидетельницей двух погромов. В первом погроме Татьяне и её родственникам повезло, конвойный увидев »женщину с ребенком на руках, которому не было и двух лет, а вокруг еще четверых, держащихся за полы пальто« сжалился и отпустил их. События второго погрома Татьяна описывает так: »Когда немцы однажды рано утром ворвались к нам и стали всех выгонять на улицу, Леня (двоюродный брат) помог мне быстро одеться, взял за руку и встал со мной в колонну семей рабочих […] Тетю же с тремя детьми на наших глазах посадили в черную крытую машину, причем, она видела нас, но не подала виду и не позвала к себе. Когда колонна рабочих семей двинулась, обнаружилось, что мы без родителей. Конвоиры хотели сдать нас в еврейский детский дом на территории гетто, но Леня твердо заявил, что мы туда не пойдем. Из колонны нам пришлось уйти и мы остались одни.« (Ebd., с. 11)

Бегство из гетто

Спасаясь, чудом выжившие дети, нашли дырку в ограждении и покинули гетто. Первоначально они пытались найти приют в квартире, где ранее проживала семья Татьяны, но узнав, что рядом живет полицейский, они не решились туда заходить. Затем они пошли к бывшему месту жительства семьи Лени. Соседи согласились помочь, однако, только одному ребенку, Лене. Татьяна была вынуждена продолжить поиски жилья и пропитания. Ей вскоре в очередной раз повезло, ее приютила семья Светликовых-Голушенковых. Новые родители, Стефанида Кузьминична и Николай Корнеевич, всячески заботились о маленькой Татьяне: для получения документов ее окрестили, после направили учиться в школу.

Освобождение

После освобождения Минска Татьяну Гуревич отыскал ее дядя, Анатолий Хаймович Магид, а позже и ее мать.

Татьяна Калмановна, закончив физико-математический факультет, работала преподавательницей в различных образовательных заведениях. В 1956 году она вышла замуж и родила трех дочерей. Первая из них умерла в раннем возрасте, вторая трагически погибла, третья живет со своей семьей в Минске. В послевоенное время она всячески помогала своей спасительнице Стефаниде Светликовой-Голушенковой, считая ее своей второй матерью.

В 1999 году Стефанида Кузьминична и Николай Корнеевич Светликовы-Голушенковы получили посмертно звание Праведников мира.

Составлено сотрудниками Исторической мастерской на основе воспоминаний Татьяны Калмановны Вселюбской, опубликованных в книге »... На перекрёстках судеб.«