Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Блументаль Пауль

Блументаль Пауль

Группа 
Рассовые преследования
Страна происхождения 
Германия
Место рождения 
Ганновер
Образование 
Др.
Проф. деятельность  
Юрист
Дата депортации 
1941 Ноябрь 8
Лагерь и место 
Минское гетто
Судьба 
Умер вскоре после прибытия в Минском гетто
Тип отчета 
Семейная история

Др. Пауль Блументаль, род. 13.2.1880 года в Ганновере, 8.11.1941 года депортирован в Минск

Эппендорфер Ландштрассе 30 и площадь Зивекингплац 1

Пауль Блументаль, судья по делам несовершеннолетних, был особенной личностью. В двух некрологах и рассказе очевидцев подчеркиваются его особые заслуги перед молодежью и отмечается его популярность среди друзей и коллег, а также уважение со стороны молодых правонарушителей. Он шел по жизни как «реалистичный идеалист, не любивший пышные фразы и высокопарные слова», «мудрый друг и помощник, большой и добрый человек», отмечается в статье, изданной в газете благотворительного объединения «Гильдия социальной работы».

Некрологи были написаны в 1947 и 1959 году, в то время, когда память о 12 годах нацистского режима характеризовалась «неспособностью скорбеть» и попытками замалчивать чувство вины.

Пауль Блументаль родился в семье торговца Морица Блументаля в Ганновере. Отец Пауля владел известным магазином текстиля, его мать Эугения, урожденная Динкелшпиль, была родом из Мангейма. В 1881 году родилась его сестра Эрна, фамилия по мужу Полак. В 1882 году на свет появилась его вторая сестра Вера, а в 1884 году – его брат Вальтер, который потом стал врачом. О его дальнейшей судьбе ничего неизвестно. Семья Блументаль была ассимилирована в немецком обществе: Пауля крестили в евангелической церкви. Человечность и справедливость были привиты ему в семье как сущностные ценности. Пауль должен был перенять дело отца, но через несколько недель после начала обучения на коммерсанта в Изерлоне прервал его и получил аттестат зрелости в гимназии Бургштейнфурта. В 1898 году он начал обучение юриспруденции в Гейдельберге, затем продолжил учебу в Берлине и Гёттингене.

Когда ему исполнилось 20 лет, умер его отец. После того как его сестра Вера Плёгер после рождения дочери умерла в Берлине, мать Пауля в 1907 году переехала туда, чтобы поддержать своего зятя Ганса Плёгера. Эугения Блументаль воспитывала свою внучку, которую также звали Вера, и вела домашнее хозяйство. В начале 30-х годов Вера Плёгер вышла замуж за коммерсанта из Швеции Конни Эльмштедта. Эугения Блументаль последовала за ней в Стокгольм и осталась там жить до своей смерти в июле 1942 года в семье своей внучки.

Однако вернемся назад и посмотрим, как учился Пауль Блюменталь. Унего были обширные интересы, в последних семестрах он посещал лекции по истории и государству, а также семинар по страховому делу. Наряду с этим, он установил контакты с «национально-социальным союзом», котороый основал теолог и политик Фридрих Науманн. «Науманн оказывал большое влияние на молодое поколение конца 19-го начала 20-го веков, в особенности на их представления о социальноми развитии общества», - говорится в энциклопедии. В этом окружении проявилась способность Пауля Блументаля к налаживанию «сетевых связей», как это принято говорить сегодня. «Как никто другой, он умел заводить друзей. Он поддерживал дружеские связи десятилетиями, невзирая на расстояния. Он постоянно искал новых друзей, вводил их в круг старых и тем самым имел обширные связи и влияние. Впоследствии он постоянно связывал это со своей профессиональной деятельностью», - говорилось в одном из некрологов.

В октябре 1901 года Пауль Блументаль защитил диссертацию в Гёттингене на тему «Псевдоторговец». Тема, в действительности, его мало интересовала, но работа должна была только лишь послужить получению академического звания. Свою стажировку молодой юрист начал в участковом суде г. Эльце, позже в г. Винзен на реке Луэ. В 1906 года он получил звание асессор. В это время он установил контакты с созданной пастором Вальтером Классеном в рабочем районе Гамбурга Хаммерброк коммуной «Фольксхайм» (Volksheim). Речь шла о «доме открытых дверей» для молодежи. Пауль предложил там свое сотрудничество и снял в этом районе города комнату, в которой ночевал с субботы по понедельник. В воскресенье он выступал в качестве судьи на соревнованиях гимнастов, а также «был непревзойденным инструктором по туризму». Без сомнения, Пауль приобретал здесь неоценимый опыт общения в среде рабочей молодежи.

Зимой 1907 года он пошел в отпуск и предпринял за собственный счет путешествие по востоку и среднему западу США, чтобы получить информацию об учреждениях уголовно-правовой опеки несовершеннолетних. По всей вероятности, в Германии назрела реформа существующей системы попечительства, а Америка считалась образцом в этой сфере. Пауль Блументаль принимал там участие в судебных заседаниях, изучал специальную литературу и проводил бесчисленные беседы с учителями, руководителями интернатов и другими лицами, которые имели дело с «беспризорной молодежью». Свои познания в этом деле он изложил в книге на 108 страницах, которая вышла в 1909 году в Берлине под названием «Чему мы мождем поучиться у Америки в деле воспитания нашей беспризорной и склоной к преступлениям молодежи?». Уже этот проект говорит о том, что он выполнял свою работу с энтузиазмом, и это проходило красной нитью через всю его жизнь. Для него было очень важным установить доверительные отношения с молодежью и понять их проблемы. Для него, например, не существовало понятия «конец рабочего дня», так как он мог допоздна вести беседы с родителями и молодыми людьми. Поэтому молодым людям и их родителям не нужно было уходить с работы, чтобы попасть к нему на прием, и опасаться возможных проблем с начальством.

К июню 1910 года Пауль Блюменталь был переведен в суд низшей инстанции г. Боттропа на должность судьи. До 1914 года он, кроме того, активно работал в спортивном обществе подвижных игр (Sportverein VFB 1900) и был его председателем. В Первую мировую войну Пауль Блюменталь служил в военно-морском флоте в качестве каптенармуса.

Некоторые солдаты, входившие в молодежные сообщества, организовали в Остэнде (Бельгия) место встречи, и Пауль стал «душой компании». «На первый взгляд он выглядел в своей заношенной … униформе военнослужащих морского батальона… не особенно привлекательно. Да и на 'гражданке' он не придавал одежде и внешности особого значения. Но тот, кто мог уловить сияние его добрых серых глаз на бородатом лице, кто получал радость от общения с ним и кому удавалось побеседовать с ним, больше никогда уже не мог его забыть», - говорилось в одной из речей на съезде юристов, посвященном практике уголовного правосудия в отношении молодежи в 1959 году.

После окончания войны Пауль Блументаль вернулся в Боттроп. В начале 1920-х годов его призвали на службу в Прусское министерство юстиции в Берлине в качестве эксперта по вопросам опеки и делам несовершеннолетних. Вместе с одним из своих коллег он разработал там государственный закон о попечительстве над несовершеннолетними и положения о его применении. Как советник при ведомстве по вопросам воспитания в учреждениях (для правонарушителей), а также в Немецкоми объединении судов по делам молодежи и других юридических органах он в дальнейшем оказывал большое влияние на развитие этих областей юриспруденции.

После завершения своих задач в Берлине Пауль Блюменталь подал прошение о его возвращении к практической деятельности. В ноябре 1925 года он переехал из Боттропа в Гамбург. Тут он начал службу в Совете судов низшей инстанции в Альтоне и отвечал за суды по опеке и по делам несовершеннолетних. Это сочетание в сфере его задач было «чрезвычайно удачным решением», отмечала одна из его современниц. Она писала следующее: «Например, один раз в неделю он вечером ходил по улице Репербан и другим улицам района Санкт-Паули… и беседовал там с молодыми мужчинами, реже девушками, которые 'сбились с правильного пути'. В Альтоне было известно, что полиции нужно было вмешиваться только в исключительных случаях. … Господин др. Блументаль один раз в месяц отправлялся в Ноймюнстер (там находилось учреждение попечительства над несовершеннолетними) и изучал списки молодых людей, которые должны были в ближайшие недели или месяцы покинуть это учреждение. Он расспрашивал молодых людей, имеют ли они работу, и заботился о том, чтобы у них было место для проживания». Пауль был неженатым и жил у своей сестры на улице Хайнштрассе 26. Он с головой уходил в работу. Кроме того он был еще советником различных ведомств и органов и читал доклады о попечительстве в народном (вечернем) университете. В рядах своих слушателей в университете, а также стажеров, которым он преподавал, он обретал новых соратников, помогавших молодым людям в тяжелых жизненных ситуациях.

Проблемы со здоровьем временами заставляли его прерывать такую активную деятельность. Несколько раз он вынужден был пройти курс лечения из-за истощения и нарушения кровоснабжения, так, например, в марте 1933 года он провел несколько недель в Люнебургской пустоши, «пока его хозяевам настойчиво не дали понять, что им не следует больше принимать у себя еврея». Пауль Блюменталь снова приступил к своим служебным обязанностям, но был переведен в другой отдел и больше не выполнял функции судьи по делам попечительства над несовершеннолетними.

Как участник войны он поначалу избежал увельнения. Однако, в конце 1935 года его отправили на пенсию. Пенсионер Блюменталь завел собаку и каждый день гулял с ней в природоохранном заповеднике Борстелер Моор. Кажется, что человек, который был таким активным в обществе, сумел сделать правильный выбор в данной ситуации. Он предпринял два больших путешествия на корабле по Средиземноморью и вокруг Африки. «Активное общение с друзьями заполняло дни и вечера», говорится в некрологе. «Его друзья могли расчитывать на его чуткое и сердечное участие. Его умные советы для многих были помощью и утехой». Примечательно, что он, лишенный прав и изолированный от общества, оказывал помощь и поддержку тем, которые принадлежали к большинству.

Почему для него не стоял вопрос об эмиграции, хотя квакеры предлагали ему свою помощь в этом? Из-за «тесной связи с родиной, с друзьями и из-за понимания той неизбежной глубокой раны, которую наносит любая эмиграция». Кроме того, его сестра и его глухонемой шурин были финансово зависимы от него. Втроем они в 1939 году переехали на улицу Эппепндорферштрассе 30.

Пауль Блюменталь рассказывал своей современнице, которую мы цитировали выше, о том, с какими трудности он столкнулся во время войны, когда продовольствие распределялось по карточкам, и еврейские граждане получали совсем мало. Иногда на его балконе можно было обнаружить сверток с рыбой, которую привез кто-то из его бывших подопечных, так как все знали, что доктор Блюменталь еврей, и ему не положен рыбный паек.

Когда он узнал о грозящей ему депортации, он раздарил многое из своего имущества своим друзьям. А свою ценную библиотеку по теме ювенальное право он подарил университету Гамбурга.

Во время транспорта в Минск, в котором были также его сеатра и шурин, он заболел воспалением легких и умер вскоре после прибытия. Об этом сообщил один из его бывших стажеров, который в конце 1941 года посетил гетто и в одном из бараков случайно обнаружил стакан для воды с выгравированной надписью «Пауль Блюменталь». Так он узнал о его смерти и о том, что во время транспорта Пауль, как сильная личность, морально поддерживал своих товарищей по несчастью. Поэтому его смерть вызвала у всех глубокую скорбь.

© Сабина Брюно (Sabine Brunotte)

Данные биографии были составлены в рамках проекта «Камни преткновения в Гамбурге – поиск биографических следов» под руководством др. Риты Баке (региональный центр политического образования в Гамбурге/ Dr. Rita Bake, Landeszentrale für politische Bildung, Hamburg) и др. Беаты Мейер (Институт истории немецких евреев в Гамбурге/ Dr. Beate Meyer, Institut für die Geschichte der deutschen Juden, Hamburg).