Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Бельмонте Виллибальд

Бельмонте Виллибальд

Группа 
Рассовые преследования
Страна происхождения 
Германия
Место рождения 
Гамбург
Проф. деятельность  
Коммерсант
Дата депортации 
1941 Ноябрь 8
Лагерь и место 
Минское гетто
Судьба 
Обстоятельства и дата смерти неизвестны
Тип отчета 
Семейная история

Густав Абендана Бельмонте, род. 13.8.1891 года в Гамбурге, в 1938 году заключен в концлагерь Фульсбюттель, 19.7.1942 г. депортирован в Терезиенштадт, 16.10.1944 г. депортирован в Освенцим

Йенни Бельмонте, урожденная Симон, родилась 21.12.1860 года в городском округе Гамбурга Альтона, 19.7.1942 депортирована в Терезиенштадт, умерла там 13.5.1944 г.

Альфред Абендана Бельмонте, род. 4.9.1895 г. в Гамбурге, убит 29.4.1939 г. в концлагере Фульсбюттель.

Пауль Абендана Бельмонте, род. 2.6.1894 в Гамбурге, убит 29.4.1939 в концлагере Фульсбюттель.

Саломон Абендана Бельмонте, род. 29.9.1890 г. в Гамбурге, убит 30.4.1939 в концлагере Фульсбюттель.

Виллибальд Абендана Бельмонте, род. 27.9.1892 г. в Гамбурге, 8.11.1941 г. депортирован в Минск.

Гамбург, улица Эппендорфервег 62

Еврейская семья Бельмонте, происходящая из местности Бельмонте в Португалии, предки которой поселились в Гамбурге предположительно уже в 17 веке, типична для коренных богатых гамбургских евреев, процесс ассимиляции которых сопровождался повышением их социального уровня. Саломон Абендана Бельмонте (род. в 1843 г.), доктор юриспруденции, работал адвокатом, коммерсантом, а также журналистом, главным редактором журнала «Реформа». Он также был членом ложи «Ferdinande Caroline» и до своей смерти в 1888 г. депутатом нижней палаты гамбургского парламента (Bürgerschaft). Кроме того он занимал пост члена правления в португальско-еврейской общине Гамбурга. Его брат Михаель Абендана Бельмонте (род. 1855 г., ум. 1939 г.) успешно работал в финансовой сфере и основал банк на улице Юнгфернштиг, 30, которым успешно руководил (позднее вместе со своим сыном Виллибальдом) до 1938 года. Михаель Бельмонте также был в правлении португальско-еврейской общины. Общине принадлежали две синагоги, на улице Маркусштрассе и Инноценциаштрассе 37. Родителей Саломона и Михаеля Бельмонте звали Саломон Абендана Бельмонте и Брайне Бельмонте, урожденная Вагнер.

Михаель Бельмонте и Йенни Симон поженились 20 июня 1889 года. У супругов родилось пять сыновей: Саломон Абендана (1890), Густав Абендана (1891), Виллибальд Абендана (1892), Пауль Филипп Абендана (1894), и Альфред Исаак Абендана (1895). Все они впоследствии стали торговцами. В годы рождения сыновей семья проживала по улице Мариенштрассе 59 в городском районе Гамбурга Санкт-Паули, сегодня эта улица носит название Симон-фон-Утрехт-Штрассе.

Братья и их отец Михаель Абендана Бельмонте до 1930-х годов были владельцами различных фирм, причем их частные и юридические адреса согласно данным адресных книг нельзя было однозначно различить. Квартира родителей находилась на улице Эппендорфервег 62. Там же был зарегистрирован сын Виллибальд с припиской «на фирме Михаеля Бельмонте».

В 1934-1935 гг. братья Альфред и Пауль переехали с улицы Шанценштрассе 62 на улицу Шеферкампсаллее 11, которая была одновременно их физическим адресом и юридическим адресом фирмы P & A (Paul +Αlfred).

В доме по улице Юнгфернштиг 30 находился не только банк Михаеля Бельмонте, но и филиал комиссионного магазина Пауля и Альфреда. Обе фирмы в 1938 году переехали на улицу Новый вал 54/60.

Что могла семья Бельмонте, имеющая пять взрослых состоятельных, занимающихся бизнесом и банковским делом детей «в расцвете сил», предпринять в сложной ситуации 1938 года, чтобы предотвратить разорение и банкротство? Будучи банкирами, они прекрасно понимали и могли оценить, какие последствия могли повлечь за собой ограничительные меры т. н. валютных отделов: с помощью налогов, сборов и «заблокированных и контролируемых банковских счетов» они могли лишить евреев, желающих выехать из рейха, всего их имущества или, по крайней мере, ограничить свободное владение этим имуществом. В ревизионном отчете главной финансовой дирекции за ноябрь 1938 года о семье Бельмонте говориться: «Намерения эмиграции не отмечены». Нет никаких признаков того, что Бельмонте пытались обойти закон о валютном регулировании, например, с помощью нелегального перевода денег за рубеж. Во всяком случае, валютные отделы особенно внимательно наблюдали за банкирами и прочими «лицами, подозреваемыми в попытках осуществить вывоз капитала за границу».

В сентябре 1938 года Михаель Бельмонте попал под положение об обязательной регистрации еврейской собственности и капиталов. Оно касалось содержания его банковских сейфов, которыми он теперь мог распоряжаться только с разрешения валютного отдела Гамбурга. До этого таможенные органы провели обыск в его банке и разместили ценные бумаги, найденные в банковских ячейках, на заблокированных вкладах в Ферейнсбанке и Немецком банке. Об этом можно узнать из письма, написанного в октябре 1938 года, в котором валютный отдел информировал таможенные органы о том, что Михаель и Виллибальд Бельмонте подозреваются в попытке осуществить вывоз капитала. Кроме того, следственные органы таможни выдали распоряжение о финансовом аудите. Тем самым власти намеревались завладеть частным имуществом Михаеля Бельмонте, что в то время, очевидно, трудно было сделать, так как невозможно было провести различие между его частной и фирменной собственностью. Под предлогом совершения финансовых махинаций в декабре 1938 года положение об обязанной регистрации имущества и блокировании счетов было применено также и в отношении Виллибальда Бельмонте. Однако проверки в его банках не давали повода для обнаружения «незаконных действий». Его акции в Ферейнсбанке к тому времени все равно уже были заблокированы, а в немецком банке у него не было частных вкладов в ценных бумагах.

Ноябрьский погром имел для семьи Бельмонте тяжелые последствия. Закрытие фирмы Михаеля было неизбежным. О ее ликвидации было отмечено в акте от 31.12.1938 года. Альфред и Саломон Бельмонте были в числе тех 900 мужчин (в основном из богатых еврейских семей), которых в результате погрома поместили в концлагерь Фульсбюттель, а затем перевели в концлагерь Заксенхфузен. В январе 1939 года Альфреда и Саломона отпустили, якобы потому, что семья готовилась к эмиграции. Однако до эмиграции дело не дошло. Таможенный следственный комитет в апреле 1939 года начал предварительное расследование из-за «серьезных подозрений в противоправных действиях, нарушающих валютное законодательство», в том числе в отношении владельца банка Михаеля Бельмонте. Виллибальд и Густав Бельмонте были арестованы и подверглись допросам. Подробности о нарушениях в деле не указаны, однако, следует предположить, что семья предприняла попытку перевода денег (следует отметить, своих) или товаров за границу, что расценивалось как уголовно наказуемое деяние. В июле в гамбургской прессе появилась статья, которая проливала дополнительные сведения о деле. В ней говорилось, что братья Густав и Виллибальд Бельмонте якобы нарушили распоряжение о сдаче своего имущества в виде драгоценных металлов в государственный приемный пункт. Им вменялось в вину, что они «не сдали золотые часы с цепочкой, запонки и столовые приборы», а пытались через посредников переправить их в Голландию. Братья получили шесть и десять недель тюрьмы и штраф в размере 200 рейхсмарок на каждого.

Необходимо видеть связь этого расследования с последовавшим в конце апреля 1939 года арестом семьи: 26, 27 и 28 апреля все братья Бельмонте, а также их мать Дженни были арестованы гестапо и брошены в концлагерь Фульсбюттель. Согласно воспоминаниям Макса Плаута, управляющего делами Еврейского религиозного объединения, арестованы были только три брата, четвертому удалось скрыться. Макс Плаут принимал участие в заседании, когда ему позвонили (наверное, из гестапо) и сообщили: «Трое братьев Бельмонте мертвы. Они повесились» (…) Они действительно все трое были повешены на поперечной раме окна. Под надзором гестапо трупы Альфреда, Пауля и Саломона были обмыты членами еврейской общины. «Тела их были изувечены побоями. Их, наверное, били какими-то специальными орудиями пыток, т.к. их невозможно было опознать». Гестапо оформило справки о смерти. В качестве причины смерти у всех троих было указано «самоубийство через повешение». И хотя все братья были, скорее всего, замучены в один и тот же день, гестапо внесло в справки разные даты: согласно этому Альфред и Пауль умерли 19 апреля 1939 года по адресу Зуренкамп 98, а их брат Саломон днем позже. На улице Зуренкамп 98 сегодня находится мемориал, посвященный концлагерю и тюрьмам Фульсбюттеля. Михаель Бельмонте пережил смерть своих сыновей только несколько дней. Первого мая 1939 года он умер в возрасте 83 лет в еврейской больнице Гамбурга (Israelitisches Krankenhaus), вероятно, после попытки суицида. В реестре в качестве причины смерти указаны склероз и пневмония.

Для ускоренной ликвидации его фирмы в сентябре 1940 года ведомство государственного надзора над кредитованием назначило аудитора Генриха Мойрера в качестве управляющего конкурсной массой. Ликвидация коснулась также и Дженни Бельмонте и ее сыновей Густава и Виллибальда, который был совладельцем фирмы. Из письма аудитора следует, что фирма владела большим количеством ценных бумаг и не всегда проводила разделение на деловую и частную документацию. Поэтому аудитор предложил распространить «распоряжение об обязательной регистрации и конфискации еврейского имущества» на все ценные бумаги, которые принадлежали фирме Михаеля Бельмонте. В конце февраля 1941 года разделение активов было завершено, и аудитор сообщил об окончании ликвидации фирмы Михаеля Бельмонте. Между тем «распоряжение об обязательной регистрации и конфискации еврейского имущества» поступило и в отношении Густава Бельмонте.

В адресной книге 1942 года Йенни и Виллибальд Бельмонте еще значатся по адресу Эппендорфервег 62, хотя эта запись давно уже устарела. Виллибальд Бельмонте уже 8 ноября 1941 года был депортирован в Минск. В июле 1942 года его скрипка и пишущая машинка были выставлены на открытый аукцион. С мая 1942 года Густав Бельмонте проживал на улице Ручбан 25а, строение 1, вероятно вместе со своей матерью, которая в 1942 году была зарегистрирована по этому адресу. Это был т. н. «еврейский дом». Йенни и Густав 19 июля 1942 года были депортированы в Терезиенштадт.

Трагическая история семьи показывает, что коренные, заслуженные, зажиточные еврейские семьи из-за политики экспроприации нацистского режима не только не имели возможности эмигрировать, но и подвергались упорным преследованиям.

Памятные камни на улице Эппендорфервег 62 до сих пор имеются только в память о Густаве Абендана Бельмонте и Йенни Бельмонте. Из документов мы можем узнать еще кое-что о биографии Густава Бельмонте: родился на улице Санкт-Паули в Гамбурге, там посещал среднюю школу и получил аттестат о среднем образовании. Затем был учеником коммерсанта в одной гамбургской фирме, а в начале войны 1914 года переехал в Берлин и работал клерком в фирме «Orenstein & Koppel». Затем он перешел на фирму «Schaefer & Scael» в Дюссельдорфе, а в 1915 году его призвали в армию. Он участвовал в боях на восточном фронте, в конце 1915 года вернулся в Германию и работал в Дюссельдорфе на почте. Затем до 1919 года работал на фабрике Пельтца по производству сейфов. В Дюссельдорфе он оставался до 1920 года, затем переехал к своему отцу в Гамбург и работал в его банке. Но Густав интересовался музыкой и, наверное, никогда не был удовлетворен своей коммерческой карьерой. Его не покидала мысль о том, чтобы получить музыкальное образование, и он обучался мастерству артиста и певца. В 1929 году, в возрасте 38 лет, он занимал различные должности в торговых представительствах, длительное время проживал у своего отца и получал от него финансовую помощь. Ко времени его ареста и допросов он занимал должность представителя по продаже масел и жиров. В 1924 году Густав подал заявление на получение выездного паспорта для Дании и Швеции. В протоколе оформления заграничного паспорта содержатся некоторые сведения о его внешности: он был среднего роста, имел продолговатое лицо, темно-коричневые глаза и темные волосы.

Густав Бельмонте выжил в чудовищных условиях заключения в Терезиенштадте, пережил голод и нужду. Однако ему не удалось избежать дальнейшей депортации в Освенцим 16 октября 1944 года. Этот транспорт, в котором было около 1500 человек, называли «транспортом деятелей искусства». До сих пор национал-социалисты использовали деятелей искусства в Терезиенштадте для пропагандистских целей, чтобы представить Терезиенштадт в качестве образцового еврейского поселения. Многие музыканты и композиторы, которые работали над созданием оперы «Брундибар» (Brundibar), были в этом транспорте и из Освенцима больше не вернулись.

© Сусанна Ломейер, Астрид Лувен (Susanne Lohmeyer, Astrid Louven)

Данные биографии были составлены в рамках проекта «Камни преткновения в Гамбурге – поиск биографических следов» под руководством др. Риты Баке (региональный центр политического образования в Гамбурге/ Dr. Rita Bake, Landeszentrale für politische Bildung, Hamburg) и др. Беаты Мейер (Институт истории немецких евреев в Гамбурге/ Dr. Beate Meyer, Institut für die Geschichte der deutschen Juden, Hamburg).