Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Трофимова Анна

Трофимова Анна

Группа 
Праведники народов мира
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
Минск
Образование 
Высшее
Проф. деятельность  
Лаборант в больнице
Лагерь и место 
-
Судьба 
"Праведница народов мира"
Тип отчета 
Видеоинтервью

Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; дата проведения интервью: 8 октября 2014 года, интервьюер: Ирина Кашталян.

Довоенная жизнь

Анна Сулеймановна Трофимова родилась 24 декабря 1926 года в татарской семье. До войны она проживала с мамой и бабушкой в г. Минске на Залинейном переулке в районе улицы Кальварийской. У её семьи был большой деревянный дом с садом и различными хозяйственными постройками. Мать Анны Сулеймановны, Фатима Мустафовна Канапацкая, была домохозяйкой. Отец, Сулейман Асанович Канапацкий, работал связистом на главпочтамте. В 1935 году он был репрессирован. Анна Трофимова до войны окончила не полных 7 классов. Она отмечает, что их семья всегда была в хороших отношениях с еврейскими семьями: »У нас потомственные отношения с евреями, несмотря на разные вероисповедания. У нас не было никакой межэтнической, конфессиональной или расовой вражды […]. В моём классе училось 80% учеников еврейской национальности.« (Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; дата проведения интервью: 8 октября 2014 года, интервьюер: Ирина Кашталян)

Начало войны

»Мы не бедствовали перед самой войной. Мы начали бедствовать, когда началась война«, вспоминает Анна Трофимова. Бабушка и мама были религиозны, Анну брали с собой в мечеть. До войны семья не употребляла свинины.  »В самом начале войны мать стала приносить кусочки сала, которым заправлялся суп. Нас спасли запасы варенья, джема, которые делала мама. Но ещё что нам помогло - это боб.« (Ebd.) Бабушка, Фуршан Матвеевна, умерла в ноябре 1941 года.

Спасение евреев

Дом, в котором жили Анна и её мать оказался не далеко от территории, которую отвели под гетто. Мимо гетто приходилось проходить постоянно, когда нужно было попасть в центр города. По словам Анны, чтобы уйти из гетто люди делали подкопы под колючую проволоку. Круглые жёлтые латы старались при этом снять. Анна рассказывает, как они стали скрывать хороших знакомых семьи - Исроэла Давидсона, его супругу Фруму и их троих детей, которые попали в гетто: »Когда евреев гоняли на работу, так Фрума отправляла Рахиль и Миру к нам. Вова был маленький, и его оставляли в гетто. Но когда проводились погромы, тогда все они прибегали к нам. Прятались в сарае, чердаке, погребе, присклепнике. Были по два-три дня. Иногда оставляли малыша на неделю.« (»Праведники народов мира: живые свидетельства в Беларуси«, Минск 2009, с. 142.)

В свободное время Анна проводила за чтением книг. Жилое помещение в то время освещали коптилкой. В 1941 году знакомый по школе – Кунцевич предложил Анне стать связной. Она согласилась. Носила бумагу, иногда даже патроны.

К июню 1942 года в гетто участились облавы на мужчин. Тогда Фрума попросила мать Анны спрятать её мужа. Для него было подготовлено место в сарае (»малина«), которое замаскировали под поленницу: »Мама носила еду, одежду из бывшего гардероба своего мужа. Зимой на ночь ему давали стёганку тёплые штаны. Когда было особенно холодно, то прятали на печке дома.« (Ebd.)

Отец Фрумы, Меер в начале войны купил татарский паспорт у дальних родственников Канапацких и стал Мироном. Раздобыв лошадь, он стал ездить на запад за зерном, мукой и салом. Мать Анны помогала ему с переправой продуктов и укрывала у себя в доме. Но между тем, Анна отмечает, что соседи очень боялись и стали поговаривать: »Фата жыдоў хавае. Глядзіце, нас за гэта спаляць ці заб’юць.« (Ebd.)

В 1943 году, незадолго до ликвидации гетто, семья Давидсон ушла в партизаны: »В июне 1943 г. все прибежали снова к нам, а через сутки вместе с отцом (Меером) ушли в партизаны.« (Ebd., с. 143)

Освобождение и послевоенная жизнь

После освобождения Минска семья Давидсон вернулась в полном составе в свой дом, и до 1958 года обе семьи поддерживали дружественные отношения. В конце 1958 года семья Давидсон эмигрировала сначала в Польшу, а потом в Израиль. Отношения между семьями прервались.

После публикации воспоминаний Анны Трофимовой в независимой еврейской газете, дочь Фрумы - Шмайлович Рахиль подтвердила рассказанное, и сделала ходатайство о присвоении Анне Трофимовой и её матери звания »Праведник народов мира«. Наконец, в 2003 году Трофимова Анна и её мать Канапацкая Фатима были удостоены почётного звания »Праведник народов мира«.

Составлено сотрудниками Исторической мастерской