Архив свидетелей Минской исторической мастерской

Помним, учимся, исследуем на историческом месте

Вы здесь

Хурс Василий

Хурс Василий

Группа 
Праведники народов мира
Страна происхождения 
Беларусь
Место рождения 
д. Поречье
Проф. деятельность  
Работник колхоза
Лагерь и место 
-
Судьба 
В 1994 году Василию Емельяновичу и его родителям было присвоено почетное звание «Праведники народов мира»
Тип отчета 
Видеоинтервью
Скачать 

Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; интервьюер: Андрей Мастыка.

Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; интервьюер: Андрей Мастыка.

Довоенная жизнь

До войны Кристина и Емельян Хурс вместе с дочерью Марией и сыном Василием проживали в деревне Поречье. Евреи в деревне Поречье не проживали.

Оккупация

О начале войне жители деревни Поречье узнали от местного продавца, который поехал за товарами в близлежащий населенный пункт Пуховичи и оттуда привез эту страшную новость. Вскоре в деревни появились отступающие советские солдаты, часть из которых позже ушла в партизаны. Приезд немцев Василий Емельянович описывает следующим образом: «На мотоцикле джу-жу-жу. Я у акошка з чардака гляджу - на ласапедзе немцы […] Первыя ехали […] людзей не трогали […] Идуць, кацялки пабрали и ходзяць. 'Матка - крычаць, - млека-млека. Млека - малако.  Шпэк - сала.'» (Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; интервьюер: Андрей Мастыка.)

В последствии немцев в деревне не было. Белорусский староста расположился в соседней деревне Комин, а с весны 1942 года деревня Поречье фактически находилась под контролем партизан. Периодически в нее приезжала белорусская полиция. Такие приезды сопровождались грабежами домашнего скота.

История спасения граждан еврейской национальности

В начале войны Михаил Новодворский (*1932) маленьким ребенком вместе со своей семьей попал в Минское гетто. Во время первого большого погрома 7 ноября 1941 г. в гетто погибла его мать, Михаилу же чудом удалось выжить. Впоследствии в погромах он потерял свою сестру и брата. (Ср. Праведники народов мира: живые свидетельства Беларуси, Минск 2009, с. 154) В октябре 1943 г. Михаил с друзьями бежал из Минска. Около деревни Узляны они встретили партизан, которые их накормили, а позже отправили в деревню Поречье. Там беглецы были расселены по домам местных крестьян.

Михаил Новодворский оказался в семье Кристины и Емельяна Хурс. Их сын Василий Емельянович вспоминает о данном событии: «Яго  парэкамендаваў яўрэй [Стругач], каторый адвазіў зерно людзям и даваў малоць на хлеб, муку. Из зерна надо было смолоть муку, а потом спячы хлеб и аддаваць у пяты атрад. […] Он бацьку ўгаварыў - вазьмі гэтага мальчика […]  Бацька прывёў яго. Ён абросшы валасамі сядзіць. 'Бяры - гаварыць, - ножницы, - машынки не было, - ножницы и гребень, і пастрыжы'. Я стау стрыгчы - вшей на грабень сцяну. Пастучу ножницами па грабні. На пол пападаюць і я тада - ў мяне ботинки были - каблуком. А яны трысь-трысь-трысь трашчаць. Столько вшей было! А бацька баяўся, штоб тифом не заразицца. Поэтому ў чыгун, гарачую воду [бросили] бельё ўсё. Яго ў бочку, Мишу. Памылі. Он сам мыўся. […] Койки не было ў яго. Жыў, на скамеицы спаў у хате з намі. […] Еў умесце.» (Проект: Документация жизненных историй »Праведников мира«; интервьюер: Андрей Мастыка.) Семья Хурс заботились о Михаиле также, как и о своих детях. Всего в деревне Поречье, по воспоминаниям Василия Хурса нашло свое спасение более двадцати девочек и мальчиков.

Близ деревни располагался партизанский отряд под командованием Лапидуса. В нем было большое количество евреев. В виду концентрации партизан близ деревни оккупационными властями в данной местности проводились карательные операции. Население и еврейские дети, которые у них прятались, уходили в близлежайшие леса. Василий Хурс вспоминает: «То блакаду зробяць немцы. Усе жыли у лясу. Зимой и то у зямлянках жыли. У нас зямлянка была на две сям'и. З саседам зрабили. […] Дзе атрад парцизански быу, туды мы не хадзили. Острау Долгае называуся. […] Там парцизански атрад размяшчауся. А мы на клюквянае балота, у мох. Сасоник невысоки таки - метра паутара на мху. Кагда ляциць самалёт я сам пад, пад сасёнку и Миша схаваецца. И женшчыны. З дзярэуни уходзяць. Ведзь летам можна сказаць, людзи летам не жыли у дзярэунях. То самалёты наляцяць бамбяць. […] Бомбили два разы тока. Адзин раз згарэла школа, радам са школаю дом згарэу. […]» (Ebd.) Так, Михаил Новодворский прожил в семье Хурс до освобождения Минска.

Послевоенная жизнь

По окончанию войны все еврейские дети, в том числе Михаил Новодворский, вернулись в Минск. В столице Михаил устроился работать машинистом паровоза, женился и у него родилось две дочки. До своей смерти ему несколько раз удалось посетить семью своих спасителей.

О Михаиле Новодворском и обо всех еврейских детях в Поречье Василий Хурс вспоминает как о исключительно дружественных людях. В 1994 году Василию Емельяновичу и его родителям было присвоено почетное звание «Праведники народов мира».

Составлено сотрудниками Исторической мастерской